RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 354 от 11 декабря 2018 г.   
Саратовский взгляд
Без категории
Валерий Пиявин: «Мы не теряем надежды»
24 июня 2010, 10:44
Автор: Николай ЛЫКОВ
Комментарии: 1

Начальник Главного следственного управления ГУВД Саратовской области, генерал-майор юстиции Валерий Пиявин – фигура критикуемая. Во многом это объясняется закрытостью ведомства, которым руководит наш собеседник. Безусловно, на имидж ГСУ влияет и характер самого Валерия Владимировича. «Взгляд» часто намекал на флегматичность следствия и даже «атрофию органов», но всегда искал возможность для честного и открытого разговора. Во вторник встреча состоялась. Генерал дал оценку саратовскому правосудию, рассказал о последних громких делах, многострадальной теме поборов в СГАУ и сокращениях.

БАНКИРЫ И КАПУСТА

– Валерий Владимирович, расскажите о ходе расследования уголовного дела по факту мошенничества в «НВК-банке».
– Уголовное дело возбуждено совсем недавно, поэтому пока мы не можем разглашать подробности расследования. Фабула преступления такова: на гражданина Андрея Кокорева оформили кредит. О сделке он не знал. Все документы по заключению договора, а также погашению кредита земельными участками были оформлены сотрудниками данного банка. В настоящее время мы проводим экспертизы, опрашиваем свидетелей. Следствие считает, что сделка была неправомерной. С учетом доказательной базы мы будем принимать решение о привлечении к ответственности должностных лиц кредитно-финансового учреждения.
– Какова роль рядовых сотрудников и администрации банка в афере?
– Пока воздержусь от комментариев, поскольку им не предъявлено обвинение. Следствие определит степень вины каждого представителя банка и даст должную квалификацию его действиям.
Факт налицо: оформлен кредит на человека, который и не собирался его брать. Пока расследуем один эпизод. Не исключаю, что появятся еще. Поэтому проводим обыски, изымаем документацию.
– Почему ГСУ нашло основания для уголовного преследования лишь со второй попытки, первый раз отказав в возбуждении дела?
– Первое решение не носило преднамеренного характера. За длительный период времени работы я и мои коллеги впервые столкнулись с тем, что сами сотрудники банка организовали такую махинацию. Просто было необходимо провести дополнительные мероприятия, чтобы полностью подтвердить законность уголовного преследования. Это был вопрос престижа. В случае если бы мы возбудили дело по недостаточным основаниям, прокуратура могла в течение суток отменить наше решение.

ЖЕРТВЫ ИМЕНИ
ВАВИЛОВА

– В чем заключается ваша позиция в расследовании фактов поборов с абитуриентов СГАУ имени Вавилова? В связи с чем до сих пор не возбуждено уголовное дело, хотя и ГСУ ГУВД, и СУ СКП усматривают в деятельности руководства вуза признаки состава преступлений?
– Да, это многострадальный материал. Наша позиция однозначна. Мы убеждены, что в действиях администрации СГАУ усматривается не мошенничество, как указывает СУ СКП, а превышение должностных полномочий. Из этого следует, что в данном случае вопрос возбуждения уголовного дела относится к компетенции СУ СКП.
Мы можем проводить расследование фактов превышения полномочий, но только в рамках ранее возбужденного уголовного дела по статье «Мошенничество». Переквалификация статьи возможна, но мы уже установили: в ситуации вокруг поборов в СГАУ речь идет именно о превышении полномочий.
Наши коллеги из СУ СКП настаивают на том, что есть признаки мошенничества. Считаю, что они не правы. Во-первых, мошенничество предусматривает добровольную передачу имущества или денежных средств. Во-вторых, потерпевшего должны ввести в заблуждение. А тут получается, что должностные лица – декан, замдекана, которые осуществляли прием в вуз, сами принуждали делать взносы.
Как следует из материалов, должностные лица СГАУ намекали абитуриентам на то, что в случае их отказа внести пожертвования, у них будут проблемы с поступлением и сдачей экзаменов во время учебы.
Как говорят студенты, им ничего другого не оставалось, кроме как внести сумму в пользу университета. И какая здесь добровольная передача – признак мошенничества? Отпадает и второй признак, о котором я говорил выше. Абитуриенты не вводились в заблуждение, напротив, ясно осознавали, какие преференции им светят за выплату оброка.
Для того чтобы окончательно убедиться в собственной правоте и учитывая публикации в прессе, мы направили материал в УБЭП ГУВД. Если доводы подтвердятся, то материал вновь поступит в СУ СКП. Кстати, по этому материалу я проинформировал следственный комитет МВД. Мы направляли справку в эту ведомство.
– Не получится ли так, что даже если дело будет возбуждено, то виновные все равно уйдут от ответственности, поскольку истечет срок давности совершенного преступления?
– Я думаю, мы до этого не дойдем. У нас несколько лет впереди.
– Сколько студентов пострадали от действий СГАУ?
– Около 70. Но надо будет дальше работать. Потому что пока не возбуждено дело, люди молчат, как только паровоз тронется, то и рассказчики найдутся.
ПОЛЕТ «ЖУРАВЛИКА»

– Проблема дефицита мест в детских садах поднята на высшем уровне. Президент РФ Дмитрий Медведев распорядился проверить законность передачи зданий садов в частные руки. Сейчас возобновлено расследование уголовного дела об отчуждении «Журавлика». С какими трудностями столкнулось следствие?
– Сначала это здание было детсадом, потом его из-за ветхости перевели в жилое помещение, затем в нежилое. Отметим, что изначально дело было возбуждено прокуратурой (до создания отдельной структуры – СКП РФ). Это было связано с тем, что решение о перепрофилировании дошкольного учреждения принималось администрацией.
Процедура перевода сада в жилое помещение не вызывает у следствия сомнений. Документы, подтверждающие законность такого решения, имеются. Но заявлений граждан, нуждающихся в жилье, нет. Они не сохранились. Причина – потоп, который случился в администрации Фрунзенского района в 2005 году. Прокуратура тогда эти заявления не изъяла. Сейчас мы пытаемся работать со свидетелями, пытаемся добыть доказательства оперативным путем. Иными словами, главный вопрос дела: подтвердить незаконность получения этими гражданами квартир в здании бывшего садика «Журавлик». «Нуждались ли они на самом деле?» – вот основная тема.
Пока у нас нет достоверных доказательств незаконности этой процедуры. На данный момент мы не можем направить дело в суд в силу объективных причин.
– Если же вам удастся доказать незаконность увода «Журавлика» в частные руки, кто будет подозреваемым?
– Предположительно лица, незаконно получившие квартиры, и сотрудники администрации района. Сами понимаете, вряд ли чиновники пошли на эту аферу ради попечительства о гражданах. У нас, как у прессы и общественности, есть сомнения: был детский сад, перевели потом, а в итоге собственность сконцентрировалась в одних руках.
И еще, следователи прокуратуры потеряли целый год и фактически не занимались поиском доказательств во время реформирования ведомства – создания СКП. Расследование было проведено недостаточно качественно.

«СУДЬЯ ТОЖЕ
ЧЕЛОВЕК»

– Завершено расследование мошеннических действий «Саратовмясомолпрома». Как вы оцениваете судебные перспективы дела?
– Сейчас потерпевшие, а также обвиняемые – Белостропов, Котов и Нефедов – знакомятся с материалами дела. Это очень большое уголовное дело – почти 700 томов, проведено более 70 экспертиз. Главная сложность заключалась в доказательстве фактов мошенничества. Надо было посчитать всю сумму денег, собранных с пайщиков, а также установить, как они были потрачены.
После процедуры ознакомления отправим дело в суд. А там уже служители Фемиды определят степень вины каждого конкретного руководителя фирмы. Будем надеяться, что суд примет объективное решение.
– Вы верите в объективность саратовского правосудия?
– Коварный вопрос (смеется – Авт.). Судья тоже человек, ему свойственно ошибаться. Утверждать, что судьи у нас необъективны, я не могу. Хотя, конечно, некоторые приговоры вызывают сомнения. Бывают слишком мягкими, обвинение переквалифицируется на другую статью УК РФ…
– А конкретные примеры?
– Не хотелось бы сейчас об этом говорить. Мы проводим анализ. Позже встретимся с председателем суда и обговорим все проблемные моменты. Например, будем обсуждать дела, связанные с организованной преступной деятельностью. Пока понятие «ОПГ» не совсем четко прописано.
– ГСУ часто подвергается критике со стороны областной прокуратуры. В чем видите причину?
– С прокуратурой области у нас сложились деловые отношения. Принято совместное решение: создана межведомственная комиссия по соблюдению законности. Рассматриваются случаи оправдательных приговоров, незаконного привлечения к уголовной ответственности. Эту комиссию возглавляет государственный советник юстиции 3-го класса, первый зампрокурора области Вячеслав Иванович Симшин.
Одно из ключевых решений комиссии состоит в следующем: пока у следствия нет уверенности в полноте расследования, дело не направляется в суд. Соответственно, сокращается количество дел, по которым допущены нарушения законности.

РЕФОРМА ТРЕХ БУКВ

– Кстати, о передаче дел в суд. На какой стадии находится расследование дела Цыганкова – топ-менеджера МУПП «Саратовводоканал»?
– Волокиты и коррупции, как вы могли подумать, в этом деле нет. Мы проводим дополнительные мероприятия. Дело возбуждено по фактам превышения должностных полномочий. Мы не теряем надежды на то, что расследование будет доведено до логического конца – передачи дела в суд. Пока не можем установить, куда именно были уведены 30 миллионов рублей, полученные в результате махинации.
– Может, вам стоит прокатиться по Черноморскому побережью и проверить, не построил ли кто-то из фигурантов виллу?
– Мы как раз этим занимаемся: выясняем, куда были потрачены похищенные средства.
– В производстве ГСУ находится дело о хищении топлива с АЗС «ТНК». Правоохранители говорят о его беспрецедентности для российской практики. В чем суть аферы?
– Действительно, в России такого еще не было. Преступники выбрали очень интересный способ. Они использовали специальную компьютерную программу, которую написал по их заказу саратовский специалист в области IT-технологий. Эта разработка обманывала технику – не фиксировала недолив топлива. Махинация нанесла ущерб в размере 24 миллиона рублей, именно на такую сумму злоумышленникам удалось похитить бензин. Страдали от их действий саратовские автолюбители, в чьи машины не доливали топливо. Похищенное сбывалось на этих же заправках. Ревизия не позволяла зафиксировать преступление. Управляющий заправкой и программист заключены под стражу. По делу проходят также операторы АЗС.
– В продолжение автомобильной темы. К каким выводам пришло следствие в деле о ДТП с участием Глеба Лаврентьева, сына главы Балакова?
– Расследование завершено. В настоящее время это дело передано в прокуратуру Балакова для утверждения обвинительного заключения. По версии следствия, гражданин Лаврентьев превысил скорость. Был трезв, ехал по дороге более 50 километров в час. Если бы он не превысил скорость, то была бы возможность предотвратить наезд. Ему грозит максимум два года колонии-поселения.
– Штатная численность ГУВД области в этом году будет сокращена на 2150 сотрудников. Каким образом оптимизация затронет ваше ведомство?
– В соответствии с решениями Президента РФ Дмитрия Анатольевича Медведева и министра внутренних дел Рашида Гумаровича Нургалиева численность МВД будет сокращена на 22 процента. И у нас, в области, тоже предусматриваются сокращения. Предложения по оптимизации штата уже поступили.
В ГСУ должны быть сокращены 170 человек из 807. Это очень существенно. Если мы сократим такое количество, то это отразится на работе следственных органов, прежде всего в сельской местности. Мы не сможем обеспечить качественное проведение первоначальных следственных действий. Понимая это, я направил предложение в МВД с просьбой не сокращать следователей. Вместо них можно оптимизировать машинисток, которые трудятся в ГСУ, чья работа ныне не столь необходима, учитывая уровень компьютеризации управления. Кроме того, можно сократить помощников следователей.
Но окончательное решение будет приниматься в Москве по той простой причине, что штатная численность следственного аппарата МВД утверждена федеральным правительством.
Тут еще есть одна сложность. В этом году 38 человек оканчивают СЮИ МВД, с ними заключены контракты, мы обязаны их принять. Есть целый ряд сотрудников, которые не отработали в структурах ГСУ три года. Мы не можем с ними разорвать контракт. Это будет незаконно. Что же остается? Придется сокращать опытных следователей? Если так, то нам грозит вымывание профессионального ядра.
В целом идею реформирования МВД поддерживаю, главное, чтобы у нас, в России, не получилось по старой доброй привычке – « авось» и «как всегда».

Последние выпуски
№ 354 от 11 декабря 2018 г.
№ 353 от 5 декабря 2017 г.
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи