RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Фемида с большой дороги
05 декабря 2016, 14:52
Автор: Материал подготовила Елена БАЛАЯН

В конце февраля в Саратове произошло событие, которое в случае успешного завершения всех оперативных и следственных действий может стать самым громким скандалом в новейшей истории судебной и правоохранительной системы региона. Не исключено, что и всероссийского масштаба. Как уже сообщало ИА "Взгляд-инфо", 26 февраля в областном центре по подозрению в коррупционном преступлении задержан высокопоставленный сотрудник Саратовского областного суда, предположительно, известный судья Владимир Стасенков. Вместе с ним, как отмечали СМИ, задержан Юрий Дудуков (отец помощника прокурора Волжского района Михаила Дудукова), который, как полагает источник в силовых структурах, мог быть причастен к передаче Стасенкову крупной денежной суммы – пяти миллионов рублей. Деньги вымогались с семьи осужденного, а Стасенков мог выступать в роли посредника в решении вопроса об удовлетворении апелляционной жалобы на приговор в областном суде.

 

Виза Александра Бастрыкина

Само по себе задержание судьи – случай почти беспрецедентный, такое, по мнению экспертов, происходит крайне редко. А в данном случае мы имеем дело с редкостью вдвойне – кроме судьи, в разработку регионального УФСБ попал человек, связанный с прокурорской системой. Получилась бомба в квадрате. Неплохое начало саратовского этапа карьеры нового начальника управления Игоря Завозяева. А если называть вещи своими именами – начало блестящее.

Хотя очевидно, что это старая разработка ведомства, так как уголовное дело в отношении судьи областного суда может быть возбуждено главой Следственного комитета России Александром Бастрыкиным с согласия Высшей квалификационной коллегии судей Верховного Суда. Без этого согласия возбуждение уголовного дела в отношении судьи областного суда невозможно. Таким образом, мы имеем дело с положительным наследием бывшего главы саратовских чекистов Игоря Малявина. Его неформальному подходу к службе нужно отдать должное. Именно в его период была реализована операция в отношении бывшего прокурора Энгельса Владимира Зубакина. Сам Игорь Малявин в нашем тихом саратовском болоте не прижился в силу своего резкого характера, не пришелся ко двору местному генеральскому истеблишменту. На ведомственных совещаниях он всегда задавал живые вопросы и реализовывал самые сложные задачи. Он прямо и бескомпромиссно высказывал свое мнение по тем или иным рабочим вопросам, даже если это мнение было нелицеприятным. Отношения у него со многими не сложились. При нем тихое безоблачное существование саратовских бонз было поколеблено непреходящей вероятностью лечь в разработку управления. До Малявина саратовское УФСБ себя долго никак не проявляло, и на этом фоне деятельность экс-главы выделялась особенно. Благодаря этим наработкам преемнику Игоря Малявина было дано блестящее начало.

Учитывая важность поставленной задачи, в настоящий момент управление никак не комментирует инцидент с судьей Стасенковым. Известно лишь то, что Владимир Стасенков подал в отставку и отставка эта председателем облсуда Василием Тарасовым принята. Ему оставался год до пенсии. Уволившись, Владимир Стасенков, тем не менее, не перестал быть спецсубъектом, так что дело в отношении него будет иметь особый порядок.

 

Прокурорский папа

Юрий Дудуков интересен своей семейной линией. Как уже было сказано, его сын Михаил работает помощником прокурора Волжского района. Его жена Светлана Дудукова является мировым судьей Октябрьского района. Всего за несколько дней семья Дудуковых успела засветиться в прессе сразу по двум чрезвычайным происшествиям – коррупционному и дорожному. В коррупционный скандал попал глава семьи Юрий Дудуков, в дорожный – его дочь Кристина Дудукова, чей седан столкнулся с внедорожником преподавателя СГЮА Аскера Байрамкулова (оба управляли авто марки "BMW"). Любопытно, что по итогам судебных разбирательств именно Байрамкулов признан виновником аварии и лишен водительских прав на один год. По его словам, такой вердикт мог стать результатом влияния Юрия Дудукова, папы Кристины. Сам преподаватель СГЮА виноватым себя не признал. Его представитель на процессе в областном суде предположил, что старший Дудуков "открывает ногой двери в кабинеты судей".

Но вернемся к судье Стасенкову. Пока правоохранительные органы безмолвствуют, в нашу редакцию обратилась супруга того самого осужденного, чья апелляционная жалоба должна была рассматриваться в областном суде и на исход которой якобы взялся повлиять судья Стасенков. Она утверждает, и тому есть доказательства, что именно у ее семьи требовал деньги "прокурорский папа" Юрий Дудуков. Речь шла о сумме в… 17 миллионов рублей.

Супруга Романа Сгибова (именно так зовут осужденного) не только подтвердила нам опубликованную ранее на нашем сайте информацию, но и рассказала много новых подробностей этого скандального и потенциально очень перспективного дела.

К его главным фигурантам, Дудукову и Стасенкову, мы еще вернемся, но сначала несколько слов о самом Романе Сгибове, чья история тянет на хорошее голливудское кино с запутанными перипетиями, множественными сговорами и яркими криминальными поворотами.

 

Отцы и дети

Со слов супруги, все началось в 2013 году, когда ее муж приобрел у Максимова Василия Алексеевича станцию техобслуживания, которая находится в центре города, на Большой Казачьей, по цене 90 миллионов рублей. И тут начинается Голливуд, поскольку Василий Максимов – это сын "того самого" Алексея Максимова, экс-директора скандально известного саратовского завода "Серп и молот", которого следствие считало главным подозреваемым в заказном убийстве прокурора области Евгения Григорьева. Напомним, что Григорьев был убит 13 февраля 2008 года, а 17 января 2010 года Алексей Максимов был найден повешенным в камере Бутырского следственного изолятора.

После смерти Максимова-старшего часть акций завода "Серп и молот" была разделена между его ближайшим окружением – родственниками и заместителями. Василий Максимов унаследовал часть активов отца, один из них позже приобрел Роман Сгибов.

По утверждению сотрудников завода, Василия Максимова увлекали совсем другие интересы, нежели производственные. Отсюда его желание реализовать один из активов.

Покупку зарегистрировали в регпалате, продавец Максимов деньги от Сгибова за продаваемый объект получил, в чем собственноручно расписался в договоре купли-продажи.

Что далее руководило господином Максимовым, никто не знает, быть может, он решил, что 90 миллионов – слишком низкая цена за здание площадью 5 тысяч квадратных метров в самом центре города. Но через некоторое время он подал в правоохранительные органы заявление, обвинив Сгибова в том, что тот якобы с ним не расплатился – не заплатил деньги в полном объеме. В Кировском районном суде появляется исковое заявление о признании сделки недействительной. Заведено гражданское и уголовное дело (ч.4 ст.159 "Мошенничество").

Со слов адвокатов Сгибова, в качестве подтверждения своего обвинения Максимов представил следователям и в суд договор займа, якобы подписанный Сгибовым, в котором Сгибов подтверждает, что после сделки остался должен Максимову 80 миллионов рублей. То есть выходило, что непосредственно на сделку он принес только малую часть суммы. Этот договор займа проверялся на подлинность несколько раз как в рамках гражданского, так и уголовного дела по всей России. Было проведено множество экспертиз, в результате которых было установлено, что Сгибов этот документ не подписывал, а подпись от его имени выполнена другим человеком.

Поначалу оба дела, гражданское и уголовное, шли параллельно. В декабре 2013 г. гражданское дело было приостановлено до разрешения дела уголовного.

А в 2014 году прекращается и уголовное дело – за неимением доказательств. Следователь приходит к выводу, что в деле нет ничего, что бы доказывало вину Сгибова и то, что в его действиях имел место обман. Источник происхождения своих 90 миллионов Сгибов подтвердил, был проведен следственный эксперимент, доказывающий возможность передачи столь крупной суммы наличными. Собственно, этот наличный расчет и явился камнем преткновения. Будь деньги перечислены на счет, вопросов, возможно, и не возникло бы.

Кировский районный суд гражданское производство прекращает, отказывая Максимову в удовлетворении требований в полном объеме. И тут, казалось бы, история должна была закончиться за неимением перспектив, но уголовное дело неожиданно возобновляют. Основание – из регистрационной палаты не были изъяты записи камеры наблюдения. По словам адвокатов Сгибова, смысла в этом никакого и не было – в регпалату ежедневно входят сотни людей, и найти среди них фигурантов сделки было бы невозможно, да и времени слишком много прошло. Тогда зачем понадобилась эта формальность? Почему в бесперспективном деле вдруг появилась перспектива? Кому было выгодно возобновление дела и какова была цель?

На тот момент ни сам Сгибов, ни его защитники таким вопросом не задавались – были уверены, что это процессуальное недоразумение вскоре будет разрешено.

Но вместо разрешения история стала обрастать новыми поворотами. В деле появился давно забытый эпизод.

 

Бизнес с отягчающими

В 2009 году Сгибов приобрел 54 земельных участка в Саратовском районе у некоего Руфова. Через некоторое время после этого Руфов подает заявление о приостановке сделки ровно по тем же основаниям – Сгибов якобы не заплатил ему деньги. Чтобы признать легитимность договора, Сгибов обращается в суд. Но Саратовский районный суд в удовлетворении его иска отказывает, а областной суд оставляет решение в силе. Тогда Сгибов обращается в Верховный Суд, который принимает противоположное решение – вернуть дело на новое рассмотрение.

После повторного рассмотрения суд точку зрения меняет и признает правоту Сгибова. Он становится собственником купленной земли. Спор забыт. Казалось, навсегда. И Верховный Суд с его авторитетом тому гарантией.

Само по себе задержание судьи – случай почти беспрецедентный, такое, по мнению экспертов, происходит крайне редко. А в данном случае мы имеем дело с редкостью вдвойне – кроме судьи, в разработку регионального УФСБ попал человек, связанный с прокурорской системой. Получилась бомба в квадрате. Неплохое начало саратовского этапа карьеры нового начальника управления Игоря Завозяева.

И вот спустя несколько лет эпизод вновь вытаскивается на свет уже в связи с заявлением Максимова, два дела, нынешнее и семилетней давности, объединяются в одно производство. Цель понятна – показать суду, что неуплата долгов у Сгибова носит систематический характер. Если смотреть на вещи поверхностно, ситуация и правда может выглядеть так. Но есть нюансы. Один из них – давнее знакомство Руфова и Максимова. На том судебном заседании в Верховном Суде Максимов тоже присутствовал.

Нюанс второй – Сгибов не единственный, кого Максимов обвиняет в неуплате денег. Есть еще некто Карпов, который приобрел у Максимова одно из зданий все той же СТО (она представляет собой комплекс). Так вот, по словам защиты, все то же самое, что он проделал со Сгибовым, Максимов сейчас пытается проделать с Карповым, но у него это пока не получается. Эпизоды эти и впрямь выглядят так, будто сделаны под копирку. Что наводит на размышления – уж не на поток ли поставлена подобная схема? Или это карма у Максимова такая, что ему никто деньги за покупки не отдает?

На взгляд адвокатов Сгибова, так оно и есть – мы имеем дело именно со схемой. Ее авторство, по их мнению, принадлежит Руфову. Он был родоначальником, и у него тогда, в 2009-м, почти все получилось, "испортил малину" лишь Верховный Суд. Зато у его друга и последователя все получилось, считают адвокаты. Он уже получил деньги за свою СТО, а вскоре получит назад и саму СТО, которую суд изымет у осужденного Сгибова.

11 сентября 2015 года ему был вынесен приговор. Волжский районный суд посчитал доказанными оба эпизода, и по Руфову, и по Максимову, и признал Сгибова виновным.

Так что в выигрыше оказался и Руфов – он получит обратно в собственность свои земельные участки, проданные семь лет назад, за которые, как было признано тогда Верховным Судом, он получил со Сгибова деньги. Но Верховный Суд районному, как видно, не указ.

Получается все как в сказке про Ивана-дурака: у Руфова деньги и земля, у Максимова – деньги и папина станция, у Ивана, то бишь Романа Сгибова, – ни денег, ни земли, ни станции, а только 8,5 лет тюрьмы. Ничего себе бонус за покупки…

 

Операция "Алчность"

Какой вывод можно было бы сделать из этой истории? Наверное, такой, что Сгибов получил по заслугам, не может же быть, чтобы наш самый гуманный в мире суд осудил невиновного человека?

На наш взгляд, то, что нам рассказала Евгения Сгибова, супруга осужденного Романа Сгибова, тянет не на одно уголовное дело в отношении нескольких высокопоставленных фигурантов и объясняет многие странности в описанной истории. По ее словам, после вынесения приговора ей позвонил человек и объявил, что все проблемы ее супругу устроил он, и предложил его же от них избавить.

Цена вопроса составила 17 миллионов рублей. За них человек обещал урегулировать вопрос с апелляцией в областном суде. По мнению Евгении Сгибовой, этим человеком был Юрий Дудуков, задержанный позже ФСБ при передаче крупной денежной суммы. Эти деньги Дудукову передала мать осужденного Романа Сгибова.

Мы не будем пересказывать всю фабулу, предоставим это сделать самой Евгении. Отметим лишь особую роль в деле Волжской районной прокуратуры – той самой, в которой трудится помощником прокурора сын Юрия Дудукова. Именно прокуратура Волжского района осуществляла надзор за уголовным делом Сгибова, она же утверждала обвинительное заключение и поддерживала обвинение в суде, и постановление о прекращении уголовного дела отменила тоже она.

 

Евгения Сгибова

"11 сентября моего мужа арестовали прямо в зале суда.

После этого меня разыскал некий человек. При встрече он спросил меня, знаю ли я, кто он. Я его сразу вспомнила.

Это был Дудуков, он вышел на моего мужа задолго до вынесения приговора, я несколько раз видела его. Он, как мне представляется, вымогал у мужа деньги. Он пояснил, что наши проблемы созданы им. И он же обещал моего мужа от них избавить. Говорил, что если мы не найдем деньги, моего мужа арестуют и вынесут ему стопроцентно обвинительный приговор. Я знаю, что мой муж сотрудничал с ФСБ на предмет вымогательства со стороны этого человека.

Тогда мой муж деньги ему так и не передал. Когда мы встретились, Дудуков сказал мне, что мой муж сидит как раз по этой причине. И предложил заплатить деньги для решения этого вопроса. Назвал сумму – 17 миллионов рублей.  У меня не было таких денег, поэтому, начиная с сентября прошлого года, все было в подвешенном состоянии. Все это время мы общались постоянно. Дудуков все время спрашивал, не нашли ли мы деньги, мы тянули время, говорили, что продаем недвижимость, но что такую сумму вряд ли соберем. Он предлагал собрать хотя бы часть. В качестве первого взноса. При этом он просил иметь в виду, что если мы захотим его обойти и попытаемся решить проблему самостоятельно, у нас ничего не получится, так как у него все схвачено и в Волжской прокуратуре, и в суде первой инстанции.

И в случае "самодеятельности" пообещал либо оставить приговор без изменения во время апелляции в областном суде, либо еще добавить год-два…

Также он рассказал, что когда дело шло в пользу Ромы в Волжском суде, они предлагали Максимову решить вопрос в его сторону. Дудуков фактически бравировал своими возможностями, говорил, что они могут в одну сторону дело завернуть, а могут в другую. Но когда вдруг дело пошло не в пользу моего мужа, Максимов, по всей видимости, передумал им платить – у него и так все было хорошо. И тогда они решили прийти к Роме, дабы предложить сделку ему.

Общими усилиями нашей семье удалось собрать 5 миллионов, я сказала об этом Дудукову, он согласился начать переговоры с компетентными людьми, но предупредил, что сумма не уменьшится, поэтому окончательный исход будет зависеть от нас. Я спросила, что именно он может сделать. Он ответил: мы вернем дело на доследование и обещаем там его "похоронить". Но опять же предупредил, что если остаток суммы мы не найдем, он в любой момент сможет его "раскопать". Мы предлагали ему рассчитаться за его услуги после того, как продадим базу. Он сказал: нет, вы в суде выиграете нашими руками, получите землю, базу и скажете до свидания. Поэтому требовал именно 17 миллионов.

Мы назначили встречу и передали Дудукову деньги. На выходе из банка его задержали. Я предполагаю, что дальше он пошел с этими деньгами к судье Стасенкову, после чего задержали и его.

Я считаю, что мой муж осужден незаконно, а в результате открытого шантажа со стороны Юрия Дудукова и связанных с ним людей. Я считаю, что Руфов и Максимов во время следственных действий находились в сговоре и решили вдвоем действовать против моего мужа.

Я знаю, что и Дудуков, и Стасенков в настоящее время находятся на свободе под подпиской о невыезде. Заведено ли на них уголовное дело, мне неизвестно, но сын Дудукова продолжает работать. Я полагаю, что будучи помощником прокурора Волжской районной прокуратуры, сын Дудукова принимал не последнее участие в деле моего мужа, поскольку, когда следственное управление закрыло дело за неимением фактов, доказывающих вину моего мужа, именно Волжская прокуратура возобновляла дело.

В настоящий момент мы собираемся подавать кассационную жалобу на решение областного суда. И поскольку кассация подается в тот же суд, который рассматривал и апелляцию, то есть в областной, мы опасаемся, что рассмотрение нашей кассации будет пристрастным и необъективным.

Мы также боимся негативного воздействия на решение Волжской прокуратуры. На наш взгляд, дело моего мужа не имеет никакой доказательной базы для того, чтобы человека осудили, тем более на такой большой срок. Но мы понимаем, что точно так же, как была проиграна апелляция в деле, по итогам всего произошедшего может быть проиграна и кассация. Но мы уверены, что, как и в прошлый раз, на нашей стороне будет Верховный Суд".

 

От редакции

Фактически изложенная Евгенией Сгибовой информация дает право предполагать, что в Саратове в недрах суда и прокуратуры сложилась организованная преступная группа, каждый член которой отвечает за свой участок "работы". Есть, к примеру, сын, который обеспечивает "нужный" надзор, а есть папа – "финансовый менеджер", который отвечает за конвертирование проверок и уголовных дел. Неужели есть и судья, который выступает высокооплачиваемым оператором этого коррупционного процесса? И нет никакой гарантии, что дело Романа Сгибова – единственное в этой цепочке?

Для Саратова первенство со знаком минус стало уже чем-то вроде азартного хобби. Мы уже получали титул беднейшего города, города с одним из самых низких уровней жизни и благоустройства, мы побеждали в номинации "самые ужасные дороги" и "самые дурацкие дураки". Теперь нам осталось стать городом, где уголовные дела не просто фабрикуются и закрываются за деньги, а где в этом процессе участвуют лица самого высокого эшелона – высокопоставленные работники судебной и правоохранительной системы. Где судьи берут взятки, а помощники прокуроров организуют на вымогательстве семейный бизнес.

По имеющейся у нас информации, в настоящий момент судью Стасенкова всячески пытаются вывести из-под удара. Ни областной суд, ни прокуратура, ни УФСБ пока никак не комментируют ситуацию.

"Взгляд-инфо" будет следить за развитием событий и информировать о них читателей. Редакция также готова предоставить медийную площадку обеим сторонам конфликта. Сам Василий Максимов уже дал нашему информагентству видеокомментарий по ситуации с Карповым.

Описанная в статье ситуация напоминает историю с начальником главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ Денисом Сугробовым, чье резонансное дело о превышении должностных полномочий, провокациях взяток и организации преступного сообщества стало самым громким скандалом о коррупции в МВД за последние годы. Но есть вероятность того, что саратовский прецедент с задержанием Дудукова и Стасенкова может не только сравняться с ним, но и превзойти.

Характерный момент – после опубликования ИА "Взгляд-инфо" информации о задержании федерального судьи наши коллеги из других СМИ почему-то решили отмолчаться, предпочитая, по всей видимости, не ссориться с областным судом. Зато читатели не оставили новость без реакции. В редакции начался шквал звонков, писем и обращений, посвященных поведению, решениям и соблазнам саратовских судей.

Мы предполагаем в дальнейшем знакомить наших читателей с наиболее яркими из них.

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи