RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 353 от 5 декабря 2017 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Вячеслав СИМШИН: «Я КОНСЕРВАТОР В ВОПРОСАХ ЗАКОННОСТИ»
03 июня 2010, 11:11
Автор: Николай ЛЫКОВ

Ветеран прокурорской службы Вячеслав Симшин – внимательный читатель саратовской прессы. На его рабочем столе – подшивки газет и распечатки новостей сайтов информационных агентств. «Мы оперативно реагируем на журналистские статьи», – заверяет Вячеслав Иванович. Сам он редко становится героем публикаций, хотя поводов для профессионального интереса его деятельность создает более чем достаточно. Симшин курирует в прокуратуре Саратовской области одно из ключевых подразделений – надзор за уголовно-процессуальной деятельностью органов предварительного следствия. В компетенцию нашего собеседника входит изучение качества расследования уголовных дел, в том числе резонансных, а также утверждение обвинительных заключений. За годы службы в разных должностях у него накоплен серьезный опыт, поэтому в интервью Симшин не ограничился узкоспециализированной тематикой, связанной с оценкой работы следственных органов СУ СКП и ГУВД. «Саратовский взгляд» стал площадкой для размышлений первого зампрокурора региона – убежденного консерватора в вопросах законности и морали.

БЕЛОСТРОПОВА
ЖДЕТ СУД

– Вячеслав Иванович, уже почти три года возбуждение уголовных дел и ведение следствия исключены из сферы полномочий прокуратуры и поделены между СУ СКП и органами внутренних дел. Охарактеризуйте качество работы ваших коллег из этих ведомств.
– У СУ СКП сохраняются стабильные показатели, создан дружный коллектив. Самое главное, на мой взгляд, чего добилось следственное управление, – это значительное снижение числа реабилитированных лиц, сокращение количества прекращенных и приостановленных уголовных дел.
К сожалению, в текущем году наблюдается негативная тенденция: с трех до шести человек увеличилось число реабилитированных граждан, снизилось количество раскрытых умышленных убийств и причинений тяжкого вреда здоровью со смертельным исходом.
Считаю, что коллектив СУ СКП способен справляться с поставленными задачами; работают достаточно профессиональные кадры.
Что касается дознания ГУВД, то это болевая точка органов внутренних дел. Так сказать, головная боль генерала Сергея Аренина. Снижается количество уголовных дел, переданных в суд органами дознания. Качество ухудшается, о чем свидетельствует число дел, возвращенных прокурорами, приостановленных и прекращенных. Зачастую мы, прокуроры, видим, что дознаватели попросту не знают предмета доказывания. Многие уголовные дела, которые были возвращены прокурорами, свидетельствуют о неполноте следствия и волоките.
Что касается предварительного следствия ГУВД, то есть и положительные, и негативные примеры. Положительные: массив достаточно серьезно расследованных дел, направленных в суд. Самое главное, что меня беспокоит в этом подразделении, – сроки расследования дел.
– А конкретные примеры?
– Например, дело компании «Гарант Кредит» – о мошеннических действиях, совершенных группой лиц. Суть его в обмане большого количества дольщиков, которые поверили мошенникам. Это дело расследуется несколько лет. Воз и ныне там. В ближайшее время не вижу перспективы направления этого дела в суд.
В 2007 году покойный Евгений Федорович Григорьев реанимировал уголовное дело о мошеннических действиях руководителей «Саратовмясомолпрома». Расследование находилось на постоянном контроле, мы ставили вопрос о наказании допустивших волокиту следователей. Но только в этом году удалось добиться завершения расследования этого дела. Сейчас идет ознакомление обвиняемых с материалами. Три человека привлечены к уголовной ответственности: Белостропов, Котов и Нефедов.
У нас не только эти два дела вызывают озабоченность. Есть факты необоснованных решений о прекращении и приостановлении уголовного преследования. В адрес руководителя Главного следственного управления ГУВД Валерия Пиявина мы регулярно направляли представления, следователи привлекались к дисциплинарной ответственности. Пока мы не можем констатировать, что работа в ГСУ улучшилась.
– Почему так происходит? Низкий профессионализм следователей?
– Я полагаю, что это обусловлено следующим: в милиции традиционно низкая заработная плата, и выпускники юридических вузов выбирают более хлебные места – прокуратуру, суды, адвокатскую практику. Сейчас на эту проблему обратил внимание Президент РФ, и зарплата в органах внутренних дел растет.
Волокита допускается еще и потому, что не всегда оправдана нагрузка на следователей милиции. Недостаточно уделяется внимания повышению профессионализма. Я об этом не раз говорил, в том числе с трибуны ГУВД.

ПРАВО НА
ВОЗБУЖДЕНИЕ

– Журналисты нашего холдинга подготовили несколько публикаций, посвященных странностям в работе теперь уже бывшего руководителя территориального управления Росимущества Александра Харитонова. На основании фактов, изложенных в материалах, мы отправили в ГУВД области обращение с просьбой дать правовую оценку деятельности чиновника. Милицейские следователи дважды не нашли оснований для возбуждения уголовного дела…
– Допущена неполнота доследственной проверки. 26 мая прокуратура повторно отменила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Какими мотивами можно объяснить эту неполноту, я затрудняюсь ответить. В адрес замначальника ГУВД Саратовской области Бориса Борисовича Орлова я направил указание взять под личный контроль обращение, посвященное деятельности Харитонова.
У нас в районах области есть неблагополучная статистика: свыше 50 процентов постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел отменяются прокурорами. А если обращаться к работе УВД Саратова, то более 70 процентов отменяется! Здесь и неполнота, и нежелание устанавливать достоверные обстоятельства.
– Достаточно ли качественно проведено расследование громких уголовных дел Михаила Макеенко и Сергея Латанова?
– Дела рассмотрены судом. В обоих случаях вынесен обвинительный приговор. На мой взгляд, достаточно полно и объективно были исследованы все обстоятельства преступлений. Оценка приговора не входит в сферу моей компетенции.
– Есть возможность для волюнтаристских решений при утверждении обвинительного заключения?
– У прокуратуры цель одна – не допустить нарушения прав и законных интересов всех участников процесса. Сейчас сложилась уникальная ситуация, когда прокуратура абсолютно не заинтересована в том, чтобы проявлять волюнтаризм. Ведь мы наделены полномочиями не только утверждать обвинительное заключение, но и представлять интересы следствия в суде.
Были случаи, когда я отменял решение нижестоящих прокуроров и утверждал обвинительное заключение. Волюнтаризм больше свойственен следственным органам, потому что они вправе прекращать или не возбуждать дела.
Меня, как и других профессионалов, беспокоит следующая проблема: прокуроров лишили права возбуждения уголовного дела. Ведь зачастую мы отменяем по 5-10, а то и 18 раз постановление об отказе, а эти постановления вновь и вновь выносятся. Было бы проще, если бы прокурора наделили правом возбуждения уголовного дела. Он бы возбудил дело и направил на расследование в тот или иной орган.
Думается, прокурора необходимо наделить полномочиями и по расследованию уголовных дел, возбужденных в отношении следователей СУ СКП или ГУВД.

ВЫСШАЯ МЕРА
БЕЗНАКАЗАННОСТИ

– Я заметил, что вы ностальгируете по дореформенным временам, когда из прокуратуры еще не выделили самостоятельную единицу – СКП РФ.
– Нет, это не так. Дело не в ностальгии. Я работаю в органах прокуратуры с 1979 года. В годы моей молодости было более стабильное уголовно-процессуальное законодательство. Не было шараханий: сегодня один закон, завтра второй. Например, отменяют конфискацию имущества, а потом вновь ее вводят за некоторые преступления. Хотя человек ворующий, который знает о том, что его собственность не реквизируют, и дальше будет продолжать преступную деятельность.
Я не скучаю, но считаю, что в ряде случаев необходимо применять исключительную меру наказания. Пусть меня кто-то осудит или не поймет, но я знаю примеры, в том числе и в криминальной истории Саратовской области, когда негодяй, убивая и насилуя малолетних, оправдывал свои действия тем, что ему не грозит лишение жизни.
Да, некоторые начинают философствовать в духе того, что «должен Господь Бог решать». Но почему тогда религиозная Америка считает, что в отдельных случаях смертная казнь – единственное справедливое наказание для преступника? Когда я работал прокурором Кировского района, мы расследовали убийства в районе поселка Семхоз. В лесопосадках находили истерзанные тела девушек. Их насиловали, а потом жестоко убивали.
Или другой пример – серия убийств в Балакове начала 80-х. Я поддерживал государственное обвинение по делу банды убийц, которую возглавлял Юрпалов. На этом процессе председательствующим судьей был Александр Иванович Галкин. В тот период жительницы Балакова отказывались выходить на работу в ночную смену, так как именно ночью совершались убийства женщин. Преступник на спор убивал мужчин. Говорил: «Найдите мне самого большого и крепкого мужика, и я одним захватом руки смогу его задушить». Кроме того, убил подростка. После этого совершил акт мужеложства с трупом. К Юрпалову применили исключительную меру наказания. Я не считаю, что расстрел применительно к этому гражданину был проявлением бесчеловечности.
– При этом вы остаетесь убежденным защитником суда присяжных?
– В 1993 году учреждался суд присяжных. Я представлял сторону обвинения на первом в России процессе с участием присяжных заседателей. Это дело в отношении братьев Мартыновых. Вердикт был обвинительный. В академии права долгое время вел спецкурс «Участие прокуроров в суде присяжных».
– Довольно сложно определить вашу идеологическую позицию. Вы одновременно и либерал, и консерватор в вопросах надзора и наказания?
– Я консерватор в сфере соблюдения действующих законов. Есть закон, я должен его исполнять.
При суде присяжных в США не исключена возможность применения смертной казни. Это не противоречит друг другу. Предполагаю, что отношение государств Европы к смертной казни изменится в ближайшие годы: она вновь будет использоваться в отдельных случаях.

ЕСЕНИН, СГАП И ВОЛГА

– Прокурор – это вроде кочевника, который постоянно меняет место жительства. В 2005 году вы стали зампрокурора Ярославской области. В 2007-м вернулись в Саратов. Чем запомнилась двухлетняя служба в Ярославле?
– Ротации в прокуратуре – это абсолютно верная стратегия. Любой новый человек не ангажирован связями и отношениями.
В 2005 году я уже семь лет состоял в резерве на должность зампрокурора области – работал начальником управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами. Из Генпрокуратуры до назначения в Ярославль мне поступали предложения. Я не смог принять их по семейным обстоятельствам. Есть негласное правило: если трижды отказываешься от предложений, то тебя исключают из резерва. Ярославль – это третье предложение.
Очень хорошие впечатления от Ярославской области. Люди профессиональные, грамотные. Это объясняется близостью к Москве. Многие получили образование в столице.
Особенность состоит в том, что на тот момент в штатном расписании прокуратуры было два заместителя. Николай Григорьевич Попов занимался следствием. Я курировал все остальное.
Испытываю удовлетворенность от проделанной работы. Занимался восстановлением материально-технической базы. Здания некоторых прокуратур были развалены: иногда доходило до абсурда, когда надо было пройти кабинет прокурора, чтобы попасть к следователю.
– Когда говорят о российских прокурорах, предстает образ молодого и дерзкого служителя закона. Вы в этой системе координат выглядите мастодонтом?
– Вы подобрали самое мягкое слово (смеется). Не согласен. Давайте вспомним Макарова Николая Ивановича в советское время. Он руководил прокуратурой Озинского района в 22 года! В этом плане ничего изменилось. Может, не так много было молодых в районных прокуратурах Саратова.
– Как вы оцениваете подготовку прокурорских кадров в СГАП?
– Если говорить об общих знаниях, которые дает академия, знания гражданского, уголовного права, уголовно-процессуальной деятельности, то здесь претензий нет.
Но, к сожалению, до сегодняшнего дня мы не достигли той цели, которую ставили при создании Института прокуратуры. Этот вуз должен был стать специализированным, и выпускники должны были отличаться от студентов, которые получали диплом правоведов на других специальностях СГАП. Отличаться тем, что помимо общих знаний владели бы навыками прокурорской работы. Вот этого и не произошло. Я говорю на эту тему с большой долей уверенности, поскольку являюсь председателем аттестационной комиссии прокуратуры области.
Пусть не считают меня мастодонтом, но мне кажется, что с каждым годом качество подготовки выпускников не улучшается. Не могу сказать, что стали хуже, но нет изменений и прорывов. Нет четкой программы подготовки прокурорских работников в институте.
–Не испортила ли имидж академии история убийства у «Золотой бочки» в Пугачеве?..
– Таковы изменения в умах молодежи. В мое время не было столько наркоманов и алкоголиков. Банка в руке не была нормой жизни. Я до взрослого состояния не видел женщин с сигаретой или папиросой в руках.
Помню, как в впервые встретился со студентами Саратовского юридического института имени Курского. Они ехали стройотрядом на возведение ферм в селах области. Я увидел интеллигентных высокообразованных веселых ребят. Сейчас совсем другой подход к определению жизненных критериев, иные ориентиры.
– Работа прокурора – ежедневное хождение по лезвию бритвы. Как боретесь со стрессами?
– Я волжанин. Люблю Волгу, бродить по лесу. Нельзя замыкаться на работе и интересоваться только уголовными делами. Это в конечном итоге деформирует человека. Если читаешь философские и литературные произведения, по-другому изучаешь уголовное дело. В моей библиотеке (показывает на шкаф с книгами) есть стихотворения Сергея Есенина и Омара Хайяма. Поэзия помогает отвлечься.
У меня крайне редко бывает подавленное состояние, обусловленное стрессом. Оптимистично смотрю на жизнь и происходящие события. Как говорил Бенджамин Франклин: «Тот человек любит жизнь, который не тратит время зря, потому что жизнь состоит из времени».

Последние выпуски
№ 353 от 5 декабря 2017 г.
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи