RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 354 от 11 декабря 2018 г.   
Саратовский взгляд
Без категории
Миры Федора Шехтеля
30 июля 2009, 11:28
Автор: Дмитрий ВОРОНКОВ

150 лет назад в Петербурге родился Федор Шехтель – потомок немецких переселенцев в Саратовскую губернию, которому было суждено стать одним из основоположников стиля русский модерн (он же ар-нуво) и войти в число самых замечательных архитекторов в истории России. Шехтель провел в Саратове всего несколько лет детства и отрочества. Однако именно эти годы, по-видимому, оказали на его личность определяющее влияние. Как и почему, остается догадываться. Впоследствии на территории нынешней Саратовской губернии великий русский зодчий «приложил руку» как минимум к трем зданиям, пара из которых вошли в золотой фонд архитектурного наследия страны. Недавно в Саратовском областном музее краеведения открылась выставка, посвященная 150-летию архитектора. Она представляет собой совместный проект нашего музея с Государственным научно-исследовательским музеем архитектуры им. А.В. Щусева (Москва). Так что теперь любой желающий может открыть для себя удивительную вселенную одного из самых выдающихся зодчих России.

ГЕНИЙ-САМОУЧКА

Федор (Франц-Альберт) Шехтель родился в Петербурге 26 июля (7 августа) 1859 г. Его предки, выходцы из Баварии, начали осваивать наши края в конце XVIII века. В Саратове сам Федор провел детство и отрочество до 16-летия: учился в первой мужской гимназии (1871-1873) и в подготовительном училище при Римско-Тираспольской католической семинарии (1873-1875). Школьные достижения будущего зодчего были весьма скромными: чистописание и поведение – 4 балла, грамматика, немецкий язык и «св.история» – «балл душевного спокойствия», как тогда называли тройку. Сравнительно высокий балл был по чистописанию, а фактически еще по рисованию и черчению. Этим предметам Шехтель обучался у «милейшего доброго старичка» Андрея Сергеевича Година, у которого пятью годами ранее учился «технике рисования с натуры» сын командующего Саратовским губернским батальоном Миша Врубель. Впоследствии его имя также было вписано в историю искусства России золотыми буквами, а сам он неоднократно сотрудничал с Федором Шехтелем над рядом проектов.
Неожиданно умершие отец и дядя оставили семью совершенно без средств к существованию. И в 1875 году Федор Шехтель уехал в Москву, где потом учился на архитектурном отделении столичного училища живописи, ваяния и зодчества, которое бросил в 1878-м (на основании рапорта инспектора К. А. Трутовского «за плохую посещаемость»). В 1880-е годы начал работать подмастерьем у архитекторов, занимался книжно-журнальной графикой. И иллюстрировал, кстати, первый сборник рассказов Антона Чехова.
А еще, до начала 1890-х, много работал в театре, создавая декорации к спектаклям и эскизы костюмов для Большого драматического театра и для народного театра «Скоморох». Руководителем последнего был еще один известный уроженец Саратовской губернии – антрепренёр Михаил Лентовский, когда-то начинавший свою деятельность в шехтелевском театре в Саратове.
Время, когда окончательно расцвел необычайный дар Шехтеля-архитектора (конец 90-х годов 19 века), было динамичным и разнообразным. В Париже уже стояла Эйфелева башня, Маркони продемонстрировал радио-сигнал, «Отис-Элевейтор-Компани» явила публике первый эскалатор, а Генри Форд готовился выпускать свой массовый автомобиль «Модель-Т». На этом фоне русские поэты соревновались в певучести, сложности и оригинальности строк, а композиторы поднимались к все более потрясающим высотам музыкальной выразительности. Скрябин, Рахманиов, Врубель, журнал «Золотое руно», объединение «Мир искусства», а позже могущественный Распутин во дворце царя, «Русские сезоны» Дягилева, капиталисты, поддерживающие революционеров, – короткая эпоха «серебряного века» была такой насыщенной, что при попытке взглянуть на нее в целом возникает какой-то ослепительный калейдоскоп.
Как бы там ни было, в России наконец-то развернулся реальный капитализм, и у архитекторов в столицах и за их пределами появились заказчики, которые массово могли позволить себе не просто здания, но Стиль.
Первой постройкой, которая принесла Шехтелю громкий успех, стал неоготический замок Морозовой на Спиридоновке (принадлежит МИДу). Затем последовали другие здания, без которых невозможно представить стиль русский модерн – Ярославский вокзал, особняк Дерожинской (опять же МИДовский), здание МХАТ в Камергерском переулке, которое приобрело свой нынешний узнаваемый облик именно стараниями Шехтеля.
Ну и, конечно, особняк Рябушинского, впоследствии ставший квартирой, а затем и музеем Максима Горького. Это удивительное здание с мозаичным поясом ирисов на фасаде и балконом, который «стекает» на улицу, превращаясь в ограду, производит неизгладимое впечатление даже на фотографиях, не говоря уже про восприятие «в натуре». А ведь есть еще и интерьер со знаменитой лестницей, которая даже сейчас кажется авангардным художественным объектом.
За годы жизни архитектор оставил наследие, исчисляющееся десятками зданий во многих регионах России. Он был не только весьма востребован теми, кого сегодня назвали бы «олигархами», но и признан профессиональным сообществом. За проект павильонов Русского отдела на Международной выставке в Глазго в 1901 г. Императорская академия художеств удостоила Ф.О. Шехтеля звания академика архитектуры. С 1906 по 1922 гг. он был бессменным председателем Московского архитектурного общества, а также являлся почётным членом архитектурных обществ Рима, Вены, Глазго, Мюнхена, Берлина, Парижа.
Одним словом, жизнь очень даже удалась. А потом, как известно, пришла Советская власть. В 1918 году особняк по адресу Б. Садовая, д. 4, построенный Шехтелем для себя, был национализирован, а самого его с семьей выселили. Архитектор скитался по разным квартирам, пока не нашёл пристанище у своей дочери. Впрочем, и после революции был востребован, приняв самое деятельное участие в работе советских строительных и художественных организаций. Умер в Москве 7 июля 1926 г.

САРАТОВСКОЕ НАСЛЕДИЕ

В Саратове, где прошло детство и отрочество, Шехтель приложил руку лишь к одному зданию – бывшему особняку Рейнеке за Липками, которое многие годы принадлежит госпиталю для ветеранов. Причем долгие годы были сомнения – Шехтель ли автор? Как пояснили «Взгляду» специалисты, причиной этих сомнений было отсутствие каких-либо документов, подтверждающих авторство. Однако по внешнему виду саратовский особняк так сильно перекликается со знаменитым особняком Рябушинского, что вопросы отпадают. Описывать, как выглядит удивительный дом за Липками, не имеет смысла – каждый житель Саратова может сам прикоснуться к творению знаменитого архитектора.
Но есть в Саратовской области город, которому повезло больше: там творений Шехтеля сразу два. Это Балаково. Ставший официально городом лишь в 1911 году, Балаково прославился в начале века деятельностью богатых купцов Мальцевых, имевших большое влияние на зерновой рынок страны.
Для одного из членов семьи, Паисия, Шехтель перестроил особняк в духе барокко – с пилястрами, урнами, балюстрадой на крыше, вазами-амфорами и прочими излишествами.
А неподалеку от усадьбы расположена еще одна удивительная постройка авторства Шехтеля – бывшая Белокриницкая старообрядческая церковь Троицы, возведенная на деньги тех же Мальцевых. Шехтель получил право постройки этой церкви, победив в 1909 году в конкурсе Московского архитектурного общества. Так немец по происхождению оказался создателем одного из самых интересных старообрядческих храмов в России.
Образ храма созвучен древнерусским шатровым храмам дониконовской Руси, что отвечало основному требованию старообрядцев к архитектуре. Церковь, на удивление, уцелела в советские годы, хотя и была изуродована перестройкой. В последние годы перед возрождением служила зданием для Дома культуры. Еще более удивительным является тот факт, что на здании уцелели мозаичные панно, выполненные в 1911 году знаменитым петербургским мастером В.А. Фроловым. Они каким-то чудом были поставлены на государственный учет Главнауки в 1932 году, поэтому местные власти не посмели причинить им вреда.
На выставке, которая теперь работает в музее краеведения, можно увидеть все эти здания на фотографиях и в макетах, а также фотографии самого архитектора и его столичных творений, включая архивные, и личные вещи, предоставленные потомками зодчего.

ОТКРЫВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Творчество Шехтеля вызывает восхищение любителей и профессионалов по целому ряду причин. Кроме того, что он сумел стать одним из «звезд» российской архитектуры, не имея, по большому счету, даже законченного архитектурного образования, Шехтель был к тому же универсальным специалистом, отметившимся в большинстве актуальных стилей своего времени. Даже в Саратовской области все три здания совершенно разные. Усадьба Мальцева – пышное барокко, усадьба Рейнеке – «махровый» модерн, а церковь Святой Троицы в Балакове – романтический «неорусский» стиль. В других регионах в своих зданиях он вплотную приближается к конструктивизму, а при желании в ряде его построек начала века можно разглядеть даже черты модного в 30-е годы ар-деко. Иными словами, творчество Федора Шехтеля производит впечатление разных миров, которые удивительным образом концентрировались в одном человеке. Близкое знакомство с историей – это возможность понять и ощутить, что и в Саратове окружающая действительность гораздо более многомерна, содержательна и любопытна, чем иногда представляется. А начать можно с чего угодно. Например, с выставки в музее краеведения.

Последние выпуски
№ 354 от 11 декабря 2018 г.
№ 353 от 5 декабря 2017 г.
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи