RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 353 от 5 декабря 2017 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Мусор в законе
28 мая 2009, 11:20
Автор: Кирилл ЕЛИСЕЕВ

Саратов, как известно, далеко не самый чистый город. Не раз его сравнивали с помойкой. Уместно ли подобное сравнение и что такое городская свалка? Чтобы выяснить это, корреспондент «Взгляда» отправился на один из пригородных полигонов по захоронению мусора. Но оказалось, что сравнивать наш город со свалкой не правильно. Создается впечатление, что на помойке порядка больше, чем в областном центре. Но проблема все же имеется. Правда, не в самих свалках, а в их количестве

МУСОРОВОЗ С ШАШЕЧКАМИ

Одна из самых больших пригородных саратовских свалок находится у поселка 2-я Гуселка. Это всего в семи километрах от Саратова, но попасть туда не просто. Летом еще ходит маршрутка для дачников, а зимой даже местным жителям приходится добираться либо только пешком, либо на попутной машине. Чаще всего в кабине мусоровоза. Я поступаю, как все гусельские, – голосую.
Первый же мусоровоз останавливается, его водитель без лишних вопросов соглашается подвести – дело привычное.
«А я тебя за местного принял, – удивился водитель, узнав, что я корреспондент. – Кто же еще? Дачники голосовать стесняются, а больше туда никто и не ездит. «А как же бомжи?», – интересуюсь у «специалиста». «Сейчас их нет. Если на полигон кто и заходит, то только местные, гусельские. Придут ночью, металл с картоном или пластик соберут и быстрей к себе, сдать да выпить. Зимой для бомжей свалка – это и заработок, и подножный корм. А летом провизия еще до свалки портится, ее лучше прямо из контейнеров забирать», – демонстрирует осведомленность мой попутчик.
Тем временем мы въезжаем на территорию полигона. Водитель идет оформлять путевку, по пути знакомит меня с диспетчером Любой и начальником полигона Сергеем. Труженики городской свалки веселые, разговорчивые люди, но свои фамилии корреспонденту «Взгляда» они говорить остерегаются. «Мы на свалке трудимся, работа эта непрестижная. Вы лучше про звезд пишите, им нужнее», – объясняет начальник полигона. Вообще он скуп на слова, отвечает односложно. Но работники ловят каждое его слово. Сразу видно, он здесь в авторитете.

ПОЛЕ ЧУДЕС

Территория свалки напоминает неровный холм, возвышающийся над окрестностями. С трудом верится, что когда-то на этом месте был глубокий овраг. Большая часть полигона вопреки сложившемуся мнению о свалках представляет собой не груды мусора, а выглядит, как свежевспаханное поле. Я представлял себе, что буду идти по остаткам гнилой еды, старым вещам и прочему хламу, проваливаясь в мусор по колено. Но мы шли по утоптанным грунтовым дорожкам. Мусор присутствовал – он лежал на земле небольшим слоем только на том участке, где работал экскаватор. Сам собой возник вопрос, а где же горы мусора и нестерпимый зловонный запах? Сергей окончательно развеял мои первоначальные представления о свалках: «Мусора тут много, только он под землей. Просто по экологическим нормам мы обязаны его закрывать дерном, а то ветер быстро разнесет его по всем окрестностям. По сути, мы землеустроительные работы ведем и даже лицензию специальную получили». Технология утилизации такова – мусоровозы сбрасывают содержимое на отведенных участках, а многотонные экскаваторы ковшами сгребают отходы в небольшие котлованы, которые потом засыпаются землей. Эти участки сразу заметны, на некоторых уже растет трава.
В мае, кроме экскаваторщиков, здесь совсем нет людей – пустынно. Оживляет пейзаж только местная фауна – стаи чаек и ворон и, наверное, самые толстые в нашей Саратовской области собаки, которые лежат прямо посреди мусора. Хотя еще этой зимой на свалке кипела работа – здесь трудилось одновременно несколько десятков бомжей, чему ваш корреспондент был свидетелем. Каждый подъезжающий мусоровоз встречала группа в грязных ватниках, вооруженная монтировками или кусками толстой проволоки. Привезенный мусор они сразу же перебирали и складывали по мешкам. От объектива камеры местные старатели прятали лица.

БОМЖ
КАК ПРОФЕССИЯ

«Свалка – это режимный объект, и находиться здесь могут только работники полигона, всех посторонних мы выпроваживаем, потому что это не только нарушение правила. Это небезопасно для жизни. А отвечать за посторонних на территории свалки приходится администрации полигона», – объясняет отсутствие старателей-нелегалов мой собеседник. Сергей рассказывает, что несколько лет назад был случай, когда пьяный бездомный после «трудового дня» решил заночевать прямо посреди свалки, просто накрывшись старым одеялом. Проехавший по нему гусеничный трактор не оставил шансов сохранить бомжу жизнь. «В прошлом году приезжали проверяющие и увидели группу «нелегалов» на свалке. Меня за это на 4 тысячи оштрафовали! – жалуется Сергей, на шее которого поблескивает золотая цепь. – А я простой бюджетник, не бизнесмен, и такая сумма для меня – немалые деньги. Пытался доказать, что не виноват, – не получилось. Теперь при каждом появлении на территории постороннего объекта мне надо звонить в отделение милиции и вызывать наряд. Пусть сами разбираются. Нам бомжей трогать нельзя, они такие же граждане. Максимум, что мы можем, это задержать их до прибытия наряда». Поддержала своего руководителя и диспетчер Любовь Павловна: «Я сама уже много лет на 2-й Гуселке. Мне повезло, но вот тем, кто не смог устроиться или спился, больше ничего не остается как пытать счастье на свалке – сортировать мусор, выбирая цветной металл, стекло, картон. Сейчас этих «сортировщиков» совсем мало. Местные летом работают в огородах, скотину пасут и ездят в город на заработки. А вот зимой житья от них нет. Так что мы постоянно в милицию заявления пишем, а толку-то…».
Между тем государственный инспектор комитета по охране окружающей среды Саратовской области Владимир Понурцев не верит праведному гневу руководителей свалок: «Не берусь утверждать в отношении всех мусорных полигонов, но на некоторых труд бомжей широко используется администрацией. Живущие на свалках трудятся как обычные наемные рабочие, сортируя отходы и наполняя самосвалы вторичным сырьем. Разгрузив мусорные машины, водители наполняют их собранным на свалке картоном или металлом и перед тем как вернуться в гараж сдают вторсырье в ближайшем пункте приема. Кроме того, бомжи охраняют свалки, следят, чтобы посторонние машины не высыпали мусор на их полигонах и выполняют много другой подсобной работы».

В КОЛЬЦЕ ОТХОДОВ

Вокруг Саратова расположено 5 крупных мусорных полигонов. По одному в Волжском, Ленинском и Заводском районах и еще два –в Саратовском. Но и этого не хватает, и каждое лето вокруг Саратова сжимается плотное кольцо, состоящее как из законных, так и стихийных, несанкционированных свалок. «На полигон ежедневно вывозится по 200-300 контейнеров с мусором. Кроме этого у каждого, даже небольшого населенного пункта есть свои небольшие свалки, – рассказывает начальник отдела по охране окружающей среды администрации Саратовского района Евгений Кyдрявцев. – Летом многие саратовцы живут за городом. И в это время, по нашим подсчетам, численность населения в Саратовском районе возрастает с 46 до 200 тысяч человек. Соответственно и объем отходов увеличивается в 4-5 раз. Даже хорошо работающие коммунальные службы не смогут справиться с такой нагрузкой. К тому же администрации дачных кооперативов и коттеджных поселков (только в Саратовском районе их более 800 – Авт.) не хотят выделять дорогостоящую пригородную землю для оборудования контейнерных площадок, заключать договоры на обслуживание с управляющими компаниями. И даже те немногие кооперативы, которые выполнили требования закона, имеют долги еще за 2008 год. К тому же многие дачники предпочитают не ехать до контейнерной площадки или города, а выбрасывать мусор у дороги».
Виновных в мусорном беспределе, как выяснилось, ищут по привычке – где проще, ведь реальных нарушителей трудно обнаружить на месте преступления. Поэтому чаще всего крайними становятся главы муниципальных образований.
Пытаясь скрыть незаконную свалку, часто поджигают мусор. «А последствия этого страшны, – отмечает Владимир Понурцев. – Горящую свалку очень трудно потушить, даже на крупных полигонах по закону не предусмотрены пожарные части, и бороться с огнем приходится все тем же бомжам».
Соглашается с чиновником и директор СпецАТХ Андрей Андрющенко: «Свалку невозможно потушить водой. Горящий полиэтилен и пластик можно только пересыпать землей, а это огромные расходы для предприятия. Но если бы дело было только в деньгах, это еще полбеды. Ядовитый дым может стать причиной отравления или даже смерти людей. Так что экономить на вывозе и переработке мусора означает экономить на своем здоровье».

КЛОНДАЙК
В ПЕРСПЕКТИВЕ

Выброшенный пластик, стекло, бумага, картон, дерево и, конечно, металл – это бесплатное вторичное сырье. В Европе уже сейчас перерабатывается до 80 % всего бытового мусора. Это позволяет увеличить ресурс работы свалки в пять раз. К тому же если на полигоне перерабатывать только пищевые отходы, то земля, являющаяся недешевым ресурсом, может быть использована вновь уже через несколько лет. Но что делается сейчас? У каждого полигона строятся диспетчерские пункты, складские помещения, душевые, подводятся коммуникации. Когда полигон закрывается, эта недвижимость становится никому не нужным мусором, дополняя тот ущерб, который наносит природе утилизированный мусор. Таким образом, мы с каждым годом окружаем областной центр землями, не пригодными для жизни, – мертвыми зонами. «Содержание каждого полигона ежегодно обходится в миллионы рублей, – рассуждает Андрей Андрющенко. – И если увеличение ресурса полигона – это экономия бюджетных средств города, то сортировка и переработка может давать реальный доход. Еще важнее вопрос экологии. С каждым годом искать подходящие полигоны для захоронения мусора становится все труднее. Далеко не каждый овраг может быть использован как свалка. Он должен быть изолирован, не сообщаться с грунтовыми водами. В противном случае окажется зараженной вся земля вокруг свалки, а жидкие отходы пойдут в Волгу. Саратову, как и другим крупным городам, необходимо иметь мусороперерабатывающие предприятия».
Ресурс полигона на 2-й Гуселке истекает через несколько лет. Если сохранятся нынешние темпы, этой свалке осталось 2, максимум 4 года. Немногим дольше будут работать остальные пригородные свалки, а значит, перед властями города и области уже сейчас стоит вопрос: что делать? Строить ли дальше кольцо отходов вокруг Саратова или, наконец, начать эффективно распоряжаться тем богатством, которое мы имеем уже сейчас. Даже если это всего лишь мусор.

Кирилл ЕЛИСЕЕВ
Фото автора

Последние выпуски
№ 353 от 5 декабря 2017 г.
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи